Тысячи людей благодарят Леонида Агутина за стих «пошли вы на ***, бога ради»

8-летний российский певец, музыкант, поэт и композитор рано утром 9 мая опубликовал в своих соцсетях стихотворение. Десятки тысяч людей прочитали строки Леонида Агутина, которые он посвятил своему погибшему на войне деду Леониду Школьникову, подвигу миллионов, сражавшихся за Победу. Он, не сдерживаясь, обратился к тем, кто предал память предков, к тем, кто забыл… И до слез растрогал потомков бессмертных бойцов. Тысячи людей благодарят артиста за то, что смог переложить то, что чувствуют и они, и просят разрешение опубликовать стих на своих страницах в сети. В Инстаграме пост Леонида собрал более 50 000 отзывов, а в Фейсбуке — около 35 000 отметок «нравится» и 12 000 перепостов.

Я не был там, не знаю, как там было,

И вряд ли захотел бы побывать,

Но, собираясь к деду на могилу,

Скажите, что я должен передать?

Сказать ему, что миллионы пали,

Не ведая всей правды наперёд?

И что бандитом был Иосиф Сталин?

И варваром обманутый народ?

Сказать ему, что было всё напрасно?

Что мы теперь умнее во сто крат?

Что был бы мир значительно прекрасней

Без гибели отчаянной солдат?

Сказать, что дед дурак был, потому что

Упал на поле брани за меня,

Того, кто стал такой не в меру ушлый,

Не ведая ни боли, ни огня?

Сказать ему, что правнуки бессмертных

И памятью отмеченных бойцов

Забыли этот подвиг повсеместно

И предали все чаянья отцов?..

Смогу ли я сказать ему об этом?

Умру ли я, испытывая стыд?

Безумен ли, пытаясь быть поэтом

Для тех, чьё сердце даже не болит?…

Я, так интеллигентно аккуратен

И грубо так, по-дедовски, раним,

Скажу: «Пошли вы на ***, Бога ради,

Свободой мирной вскормленные ***

Запомните: я – непоколебим!»

И подводя черту под прошлым веком,

Чтоб в этом жить и возрождаться впредь,

И чтобы оставаться человеком,

Цените эту праведную смерть.

Л. Агутин 9.05.2017.

Два года назад Леонид Николаевич Агутин участвовал в спецпроекте Пятого канала «Внуки Победы», приуроченном к 70-летней годовщине Победы в Великой Отечественной войне. Он рассказал о своем деде по материнской линии:

«Мой дедушка, Леонид Борисович Школьников, был довольно взрослым человеком, когда ушел на войну. Ему было 38 лет. Наверно, было очень страшно, по-настоящему страшно. Мой дед не вернулся с войны, он погиб. И когда моей бабушке пришла похоронка, она поседела в течение двух дней. Мама рассказывает, что, когда родился я, и меня назвали в честь деда – Леонидом, у бабушки как будто открылось второе дыхание. Она как будто опять начала жить. Потому что мы похожи. Я просто его, капля его крови! Я бы, конечно сказал — Дед, спасибо тебе! Всё происходит, как происходит, благодаря тебе и таким, как ты. И поэтому я всегда помню, всегда горжусь и буду гордиться!»

Источник

Загрузка...

Она спросила у него: «Я красива?»

Она спросила у него: «Я красива?» А он сказал: «Нет. Не красива ты». Она спросила: «Ты меня любишь?» А он сказал: «Нет. Не любима ты».

Она спросила: «Быть со мною хочешь?» А он сказал: «Нет. Не желаю я». Она спросила: «А уйду, заплачешь?» А он сказал: «Нет. Не заплачу я»… Всю веру потеряв и смысл жизни, Слезинки просто скатывались с щёк… И в голове её мешались мысли, Весь мир с её отчаяньем поблёк…

И сделав несколько шагов, споткнулась…, Её куда-то ветер уносил,… Он вдруг внезапно к ней бежать рванулся, И за руку схватив, остановил… К нему она несмело повернулась, И в сердце он опять стрелой попал… Своей душой к её душе коснулся, И тихо, виновато ей сказал:

«Нет. Не красива ты, а ты прекрасна…, И обожаю я тебя, а не люблю…, И не хочу я быть с тобою, а нуждаюсь… А коль уйдёшь, то не заплачу, а… умру…»

Источник

Загрузка...

Перед тем… как читать лучше присядте

От борща и макарон

У царя был жидкий трон,

И своею диареей

Задолбал придворных он.

Под ухмылки и смешки

Носят фрейлины горшки.

Измочалил государя

Беспредел прямой кишки.

Царь издал с горшка указ:

Мол, царевну он отдаст

За того, кто установит

К ним в палаты унитаз.

Ждут умельцев у ворот,

Ко дворцу не прёт народ,

То ли вонь народ пугает,

То ли дочь – мордоворот.

Бедный царь ревмя ревёт,

Рот откроет – днище рвёт,

А с закрытым ртом страною

Управлять он не могёт.

Шут, как правая рука,

Воеводу – толк, слегка:

Слышь! Поди доставь, матросик,

Нам Ивана-дурака.

Тот — культю под козырёк.

Рыскал вдоль и поперек,

Из какого- то шалмана

Ваньку пьяного извлёк.

Так и так, мол, вот приказ:

Сделать царский унитаз,

А тебе за то – полцарства

И принцессу царь отдаст!

— Что полцарства! Всё – фигня!

Пол-царевны… пол-коня…

Мы, давай-ка, государем

Лучше выберем меня!

— Ты, Ванюша, нас не зли,

Мы, считай, тебя спасли,

Ведь тебя, чай, никакого

Драться пьяного несли…

После пары кренделей

Торг пошёл повеселей,

Вобщем, Ванька подрядился

Сделать всё за пять рублей.

Утром царь летит к горшку,

Словно к милому дружку,

Глядь, а там – такое чудо,

Что снесло царю башку!

Рядом Ванька – типа, гид,

Ухмыляясь говорит:

Вот, пожалте! Это – чаша,

Хит сезона – малахит.

Здесь бачок на три ведра,

Весь из злата-серебра,

По свистку бачок смывает,

По хлопку кричит «Ура!».

Тут глушитель, нижний душ,

Всё на сенсорах к тому ж,

Как подходишь – гимн играет,

Облегчился – грянет туш.

Проскочив гидрозатвор,

Вся фекаль текёт во двор,

Через септик, биомодуль,

И – в канаву за забор.

Так что, царь, садись и гадь,

И кончай горшки марать,

Это ж надо : царь-засранец!

Прямо, грех кому сказать…

Ну, а мне вели скорей

Из казны дать пять рублей,

И от щедрости за вредность

Горькой чарочку налей!

Ахнул царь: — Ядрёна вошь!

До чего ж прибор хорош!

Да меня теперь отседа

Даже пушкой не сшибёшь!

В общем, счастлив царь вполне,

Всё наладилось в стране,

Перестал народ хихикать…

Можно думать о войне.

Ванька ж , прибылью соря,

Всем проставил вискаря,

И теперь джакузь ваяет

Для ганзейского царя.

Источник

Загрузка...